Добавить в избранное
Логин:  Пароль:    Регистрация
 
 
Инвестиции и сбережения Акции ПИФы Доверительное управление ОФБУ Банки и вклады Валюта Недвижимость Пенсия и страхование
Рейтинг акций Баффетта
РБК 8.75
Армада 8.69
Магнит 8.66
МТС 8.575
ВБД 8.44
Северсталь-Авто 8.35
Балтика 8.33
X5 Retail Group 8.24
Все компании

   Форум

   Бизнес юмор

История создателя "Инвайта" и "Быстров"

05.04.2009
История питерского предпринимателя, который основал нашумевшие брэнды «Инвайт» и «Быстров»

Прошедшей осенью независимое национальное жюри объявило имя победителя конкурса «Предприниматель года-2008», проводившегося компанией «Эрнст энд Янг». Победителем признан 40-летний Сергей Выходцев, президент петербургской компании Velle, выигравший также в номинации «Инновационный бизнес». Если Velle (биоовсяный продукт, производством и продвижением которого занимается Выходцев) знаком далеко не всем, то два других придуманных им брэнда давно на слуху – кто же не помнит легендарный быстрорастворимый напиток «Инвайт» или не пробовал каши моментального приготовления «Быстров»?

Не случайно члены жюри отметили Сергея именно по совокупности заслуг: «Сергей Выходцев обладает незаурядными способностями воплощать любой нестандартный замысел в успешный проект». Если с Velle ему еще предстоит это доказать, то предыдущие его проекты действительно заслуживают отдельного рассказа.


Часовой механизм

Рабочий день Выходцев начинает с нескольких баночек своего биоовсяного напитка, очень похожего на кисель. Velle – его главное увлечение сегодня, про него он может говорить часами. Свою же бизнес-историю рассказывает как нечто обыденное. Хотя на самом деле она похожа на сюжет приключенческого фильма. Сергей вспоминает, как в конце 1980-х двадцатилетним прилетел в Москву из Читы, где служил в Забайкальском военном округе, с гарнизонным запасом легендарных командирских часов «Восток». Часы он по дешевке выкупил в гарнизонном военторге: «С них и началась моя предпринимательская деятельность. Мы с друзьями партию из 30 часов быстро продали иностранцам. Долларов десять я заработал. Это немыслимые для меня деньги тогда были».

К тому времени Сергей восстановился в МХТИ им. Менделеева, но на студенческую стипендию прожить было невозможно, и бизнес увлек его уже окончательно и бесповоротно. Вместе с партнерами Выходцев налаживает контакт с Чистопольским часовым заводом в Татарстане. Им начинают поставлять запчасти от командирских часов, которые они собирают прямо в институтском общежитии в Тушино, а затем распространяют в московских туристических точках – в основном на Арбате. Часы покупали, и очень активно, особенно они пользовались спросом у итальянцев. «На тот момент наш ежемесячный заработок составлял 15 долларов, – вспоминает Сергей. – Моя мечта была зарабатывать 100 долларов в месяц. Больше, казалось, вообще не бывает».

Но через некоторое время, говорит предприниматель, стало скучно: конвейер налажен, часы собирались, продажи шли бесперебойно. «Я уже тогда понял: процесс создания идеи для меня важнее, чем результат. Можно было и дальше расширять «часовое» дело. Но хотелось чего-то нового», – продолжает Выходцев. Кроме того, наседал неизбежный в те времена рэкет – уличная торговля в результате всегда находилась под угрозой. У обеспеченного молодого человека уже появился загранпаспорт – редкость по тем временам. В МХТИ же училось много африканцев, и приятель Сергея из Зимбабве позвал его навестить африканский континент: «У меня была с детства голубая мечта – посмотреть Лимпопо. Мне ничего тогда было не интересно – ни Европа, ни США, ни Нью-Йорк, ни Лондон, только Африка и Лимпопо. Я не мог упустить такой шанс». Выходцев берет 50 долларов – все оборотные средства  часового бизнеса на тот момент – и отправляется за новыми приключениями.


В Африку гулять

В Африке
Сергей успел и пережил многое. Он вспоминает, например, как на первых порах чуть не умер от голода и оказался в полнейшей информационной изоляции, не зная английского языка. Помог случай. Выходцев познакомился с голливудской киногруппой, которая в это время снимала в Африке фильм о Шерлоке Холмсе. Действие картины происходило во времена англо-бурской войны, поэтому нужны были люди для массовки, изображающей буров. Учить маршировать буров подрядили отслужившего Сергея. «Это была очень большая удача. Во-первых, мне платили примерно пять долларов в день, что помогло удержаться на плаву. Во-вторых, я выучил английский язык. Наконец, я познакомился с актером Кристофером Ли, который, собственно, и играл Шерлока Холмса», – вспоминает Выходцев. Он успел даже побывать дублером актера, но главное – завел нужные связи. Сотрудники съемочной группы помогают ему получить визу в ЮАР, куда молодой человек безуспешно пытался добраться.

Пользуясь новыми возможностями, Сергей вызывает к себе своих старых партнеров из России и они вместе организуют в Африке туристический бизнес. В начале 1990-х Африка стала центром бэкпекерства (от англ. backpack, рюкзак; бэкпекеры, рюкзачники – свободные путешественники, как правило, с низким бюджетом: останавливаются в дешевых гостиницах, питаются в дешевых ресторанах, пользуются дешевыми средствами передвижения, часто переезжают с места на место и проводят в свободном путешествии несколько месяцев. – Ред.). Выходцев мог стать одним из них, но благодаря своей предприимчивости оказался тем, без кого бэкпекеры не могли обойтись. Для «рюкзачников», перемещающихся большей частью из Каира до Кейптауна, партнеры стали проводниками и организаторами всей инфраструктуры быта – обустраивали путешественникам место для сна, еды и отдыха.

В течение четырех лет, до 1994 года, Сергей с партнерами обслуживал туристов на маршруте Мозамбик –Малави – Замбия – Зимбабве – ЮАР. Параллельно успевал работать торговым представителем международной компании Colgate, продавая зубную пасту эмигрантам из Мозамбика. «Представляете себе эту среду? Полная нищета. Доход мозамбикцев – 10-15 долларов в месяц, а одна упаковка зубной пасты стоила около доллара. И главное: мозамбикцы обладают лучшими зубами в мире, белоснежными, здоровыми. И этим людям я продавал зубную пасту», – вспоминает Выходцев.

Сергей рассказывает историю двух обувных фирм. Представитель американской компании, прилетев в Ботсвану, прямо с посадочной полосы рапортует в контору: «Шеф, бизнеса здесь не будет: в этой стране не носят обувь». Прибывший через год голландский представитель тоже звонит боссу, но говорит другое: «Шеф, здесь золотая жила: целая страна босых людей, которых нужно обуть». Сейчас обувь этой фирмы можно купить в самом глухом уголке Африки. Урок Выходцев усвоил: «Работа в международной корпорации научила меня очень многому. Я узнал больше, чем потом во всех бизнес-школах. Я понял, что мир не такой, какой он есть, а такой, каким мы его себе представляем. Всегда нужно менять парадигму, предлагать то, чего от тебя не ждут».


Вместо воды с вареньем


Возможно, Сергей и дальше бы продолжал работать в Colgate, если бы не российские бизнес-туристы, натолкнувшие его на новую идею. Выступая проводником для российских торговцев, контейнерами скупавших товары в южноафриканских гипермаркетах, Выходцев обратил внимание на то, что один товар пользовался мизерным спросом. Покупали жвачку, конфеты, напитки, чипсы, а пакетики с известным американским концентратом Kool-Aid никто не брал, хотя и смотрели с интересом. «Из одного такого пакетика можно сделать два литра напитка. Я по себе знал, как это удобно и выгодно, когда приходилось экономить. Неужели в России этот продукт не будет востребован? Я стал интересоваться, что пьют на Родине. Ну как что? Колу да воду с вареньем – отвечали мне. Конечно же, вода с вареньем! Это идея!»
Выходцев уговаривает друзей на новую авантюру, и они продают бэкпекерский бизнес иностранным партнерам за 5 тыс. долларов. Первую партию Kool-Aid доставляют в Россию обычным рейсом – просят каждого возвращающегося на Родину туриста захватить пачку товара. Реализовывать стали на Киевском рынке, но товар пошел плохо. Выходцев вспоминает, как рядом разгружалась фура с батончиками Snickers: «Все сметалось мгновенно. А наши 20 коробок Kool-Aid мы продавали целый месяц».

Между тем категории порошковых напитков в России на тот момент просто не существовало. Решено было производить концентрат самостоятельно, и Сергей создает на Родине компанию С-Pro. Знакомые по МХТИ химики скопировали формулу американского продукта, а Выходцев нашел небольшое семейное производство в ЮАР, где и разместили первый заказ. Тогда же была разработана торговая марка «Инвайт» (Сергей разумно решил, что россиян должно привлекать иностранное название) и пошла первая реклама на телевидении. Рекламу, ставшую уже легендарной (с навязчивым лозунгом «Инвайт – просто добавь воды!»), сняли и разместили на телеканалах в долг. Выходцев в нее особенно не верил, но эффект получился пора­зительный: 1996-1997-й – годы феноменального успеха «Инвайта».

Еженедельно в аэропорты «Пулково» и «Шереметьево» прибывало по 80 тонн порошка, который растаможивали и тут же грузили в фуры дистрибьюторов. Завод в ЮАР, где изготавливали «Инвайт», благодаря российскому заказу стал крупнейшей в стране производственной площадкой по товарообороту с Европой. В 1996 году объем продаж «Инвайта» составил 30 млн долларов. Сергей, как говорится, «сделал» в России новый рынок. Вслед за «Инвайтом» в страну пришли сотни зарубежных производителей концентратов: на телевидении появилась реклама разнообразных марок (например, Zuko и Yuppi). Со временем производство «Инвайта» было перенесено из ЮАР в США, а параллельно С-Pro приступило к строительству собственного завода в Петербурге. Казалось бы, все складывается как нельзя благополучно. Но в 1997-м начались серьезные трудности – обороты резко упали из-за того, что на предприятии в США, где компания размещала заказы на производство напитка, заменили один ингредиент на более дешевый. Оригинальная рецептура напитка разрабатывалась в России и учитывала химический состав местной воды. Когда произошла замена, порошок перестал растворяться. Дистрибьюторы стали возвращать товар. После судебных разбирательств американцы признали свою неправоту, оплатили C-Pro все судебные издержки и покрыли небольшую часть убытков от возврата товара. Это позволило реабилитироваться перед кредиторами, которые к тому времени уже начали финансировать строительство завода в Питере. Труднее было реабилитировать «Инвайт» в глазах покупателей. Обороты восстанавливались очень медленно.


Каша для себя

К середине 1998-го Сергей уже распрощался с «Инвайтом», продав контрольный пакет акций компании западному инвестору, а вырученные деньги направил на достройку завода (всего предприятие обошлось в 10 млн долларов), который хотел использовать уже для других целей. Предпринимателя увлекала новая идея – выпускать каши быстрого приготовления. Так появился известный брэнд овсяных каш «Быстров». Выходцев говорит, что кашу создавал прежде всего для себя. Годы жизни в самолетах без завтраков и обедов отразились на пищеварении. «Мне нужна была овсянка, которую я мог бы возить с собой. Не коробку, не кастрюлю, не домработницу, а что-то такое, что я мог на ходу приготовить и съесть».

«Быстров» начинался с большого минуса. Завод открыли в мае 1998 года, а всего через три месяца разразился экономический кризис. Закрылись кредитные линии, Выходцев остался с огромными долгами... Резко упали и продажи «Инвайта»: все ингредиенты для  производства импортировались, и цена напитка привязывалась к курсу доллара. Еще и партнеры сомневались в целесообразности производства продукта премиум-класса (пакетик «Быстрова» стоил столько же, сколько 800 граммов геркулеса – покупателям предлагали платить за быстроту и удобство).

Инвестора, который помог бы решить проблемы компании, Сергей пытается найти в Азии. В 1997 году там разразился сильнейший экономический кризис. Выстояли только финансовые рынки Гонконга и Японии, поэтому азиатские инвестиционные компании искали способы диверсифицировать свои активы. Россия могла быть для них привлекательна тем, что после августовских событий цена выхода на наш рынок снизилась на порядок. И здесь удача сопутствует Выходцеву: «Быстровым» заинтересовался крупный гонконгский холдинг, который временно становится одним из акционеров компании и решает многие ее проблемы.

Каши «Быстров» начали выпускать в сентябре 1999-го. В первый месяц объем производства составил 50 тонн, в июне 2000 года – уже около 300 тонн. Оборот компании в 2001 году, по разным оценкам, равнялся примерно 100 млн долларов. Позже Выходцев продал все принадлежавшие ему акции «Быстрова» международному холдингу CS&T, который предприниматель представил как крупнейшего в мире профильного инвестора, занимающегося переработкой злаков. В настоящее время «Быстров» выпускается в рамках совместного предприятия с международной компанией Nestle.


Биоовсяный выход


Последний проект Выходцева – Velle – появился не случайно. Активно развивая «Быстров», бизнесмен уже тогда заинтересовался инновациями в области продуктов питания. Особенно интересовало его все, что касается функционального питания, то есть продуктов, которые не только утоляют голод, но и приносят пользу для здоровья. «Как-то раз, отдыхая в Карелии, я совершенно случайно в обычном деревенском доме попробовал некий продукт. Мне тогда казалось, что я знаю про овес все – у меня была самая крупная в России и одна из крупнейших в Европе лаборатория и база знаний по овсу. Поэтому, когда деревенская старушка подала блюдо и сказала, что оно не содержит молока, а приготовлено из овса, я не мог в это поверить. С той минуты эта история прокручивалась в моей голове: продукт понравился мне по вкусу, и он очень полезен, поскольку содержит растворимые пищевые волокна овса и биозакваску. Но, что самое интересное – имея лаборатории, докторов наук и академиков, мы не могли его воспроизвести! Множество наших попыток провалилось, и двумя годами позже пришлось вернуться в Карелию, собирать образцы этой биозакваски и местных сортов овса. Только используя оригинальный карельский рецепт, мы смогли повторить Velle, – вспоминает Выходцев. – Velle – это продукт, которого не существует как категории. Потребитель привык к овсяной каше, йогуртам, кефирам, кумысам и т.д. Мы же сейчас продаем продукт, который совмещает свойства овсянки и йогурта, то есть находится где-то посередине».

Velle Сергей называет своим самым перспективным проектом. Во-первых, у продукта, уверен он, бесконечные возможности: «Velle содержит пробиотик – полезный микроорганизм, который создал огромный рынок на Западе, а в России этот рынок пока находится в зачаточном состоянии, но через два-три года у него будет колоссальная отдача». Во-вторых, отмечает предприниматель, это проект глобальный: «Сегодня бизнес массово уходит из молока и переключается на сою, но в сое проблем не меньше, чем в молоке, так что уже ведется поиск альтернатив молоку и сое. И такая альтернатива – биоовсяные продукты. Поэтому с таким проектом я смотрю лет на 15-20 вперед и вижу, что речь идет о продажах в миллиарды долларов, которые мы будем делать по всему миру».

Сегодня у Velle уже 14 патентов в европейских странах и офис в Голландии – отсюда Выходцев хочет покорить Европу. Кризис, надеется он, не помешает: «Все покажет апрель-май, но пока наши продажи в России не падают. А в прошлом году мы вообще выросли на 70% против запланированных 50%. Посмотрим, как станет реагировать спрос на суперпремиальный продукт (баночка Velle стоит около 50 рублей) в кризисных условиях».

Пока же компания сократила издержки: удешевили упаковочную коробку, урезали затраты на корпоративную культуру (например, раньше предприниматель нанимал бизнес-тренеров, а теперь тренинги проводит сам). На вопрос, планирует ли когда-нибудь продавать компанию Velle, Сергей смеется: «Поживем-увидим! Пока я об этом не думал». Впрочем, появления новых идей он не исключает: «Моя задача – постоянное движение вперед, я не прирастаю к одному бизнесу. Как только в жизни перестают происходить кардинально новые вещи, у меня пропадает вдохновение, а без него бизнес бессмыслен».

 

 
Источник: журнал Наши деньги
Автор: Петр Биргер

Возврат к списку


Оставить комментарий


Информация о компаниях
Газпром
Норникель
ЛУКОЙЛ
МТС
Роснефть
РБК
Сбербанк
Магнит
Все компании

Курсы и индексы:

Голосование
Сильно ли Вы пострадали от кризиса?








  
Все опросы